Бапишев Бахыт

 

Родился 27 марта 1958 г. в Алматы (Казахстан)

В 1979 г. закончил Алматинское художественное училище.

В 1986 - 1990 г. учился в Алматинском государственном театрально-художественном институте.

С 1990 г. - член Союза художников СССР

С 1990 г. - поездка иучастие в Международном городке искусств (Франция)

1990 - 1991 гг. - Международный планэр "Лето искусства в  замке "Плюшов" (Германия) 

1995 г. - студент университета "Сорбонна" (Франция)

                                                    Бахыт БАПИШЕВ: ВОЗВРАЩЕНИЕ К СЕБЕ.

В Центральном выставочном зале г. Алматы проходит персональная выставка Бахыта Бапишева, известного казахстанского живописца среднего поколения. Его творческий путь уникальным образом отражает состояние общественного сознания казахстанцев в относительно короткий отрезок истории, на который пришелся слом эпох - с конца 80-х гг. до настоящего момента. Своими работами он отрефлексировал каждое изменение нашей непростой действительности и создал своеобразный портрет времени. В каждый такой период он оказывался одним из первых в формулировке самой острой проблемы действительности и представлял свой вариант ее художественного анализа.

Так, на излете эпохи застоя он написал диптих, который метафорически представлял деструктивную двойственность советской ментальности – сочетание показного «казенного» оптимизма и беспросветной унизительной бедности. В двух живописных композициях присутствуют дети. На первой они радостно резвятся в струях фонтана на Новой площади Алматы – тогдашнем чуде архитектуры. Вторая изображает интерьер детского дома – унылый и плохо освещенный коридор, в котором дети маячат худыми темными силуэтами. Эта работа в казахстанском изобразительном искусстве была одной из первых попыток критически осмыслить советскую действительность. После того как диптих был закончен, Бахыт уже никогда больше не возвращался к этой теме. Для него она закрылась. В то время как огромное количество художников-живописцев, писателей, режиссеров только входили в нее – для отечественного искусства начинался так называемый «период чернухи».

Разрабатывал он и экологическую тему. Результатом этой работы стала серия странных апокалиптических пейзажей с сухими деревьями, похожими на скелеты неизвестных животных. Затем были попытки нащупывания почвы под ногами, попытки увидеть национальное своеобразие казахстанской живописи в ее чистоте без ставшего привычным советского академизма. Художник ушел в формальный поиск – отказался от передачи световоздушной перспективы, стал работать с декоративной плоскостью. Итогом этой работы стали плоскостные композиции с силуэтом горы и камнями. Развивая эту тему, он стал постепенно уходить в архаику, погружаясь в мир простых сильных страстей, пытаясь разбудить в себе генетическую память и чувства своего предка-номада. Как результат этих усилий появились картины с грудами камней различной конфигурации – каменные холмы, каменные столбы, камни с глазами – работы, представлявшие Казахстан как страну с историей, уходящей в глубь тысячелетий и наполненной грандиозными событиями. Были в этих композициях и геометрическая правильность, и четкость, и некая театральная экзальтированность.

Эти композиции с камнями его прославили. В это время Бахыт встал в один ряд с самыми популярными казахстанскими художниками.

Затем вновь поиск – художник пробовал себя в актуальном искусстве. Среди прочих его проектов видеокомпозиция «Шымылдык», выполненная в соавторстве с художницей Г. Киякбаевой. Она привлекла внимание зрителей на выставке современного искусства «Коммуникации. Опыт взаимодействия» в 2001 г. своей смелостью и умением вводить человеческие слабости в контекст художественного произведения.

Выставка, проходящая сейчас в Центральном выставочном зале, показывает другого Б. Бапишева – лирика, умеющего фиксировать тонкие настроения. Истоки нового видения лежат в работах, которые казались в свое время проходными. Находясь в крутом водовороте своих формальных поисков, Бахыт время от времени делал небольшие работы, которые я про себя называл «художник на летнем отдыхе». Это были совсем незатейливые летние пейзажи и композиции с только что пойманными рыбами, лежащими на песке у самой кромки воды и т.д. Казалось, что фиксация летнего настроения – и только.

Основные изобразительные мотивы картин: вода – озеро бирюзового цвета, наверное, любимый автором Иссык-Куль, пирамидальные тополя, одноэтажные домики. Над всем этим – небо. Представлены различные состояния – утро, день, вечер, ночь. Изобразительный язык этих работ, на мой взгляд, эквивалентен прозе любимых Бахытом авторов Эрнеста Хемингуэя и Тимура Пулатова.

Что радует в новой живописи Бахыта Бапишева, так это ощущение подлинности. Сегодня мы живем в мире суррогатов. И порой бывает очень трудно отличить подлинное событие, вещь, человека от их имитации.

Так вот живопись Бахыта, представленная на выставке, вызывает эмоциональный резонанс у зрителя. На вернисаже было много знакомых, и я сравнил свои ощущения с их и подивился схожести. Практически все говорили об особой эмоциональной наполненности его небольших и внешне неброских картин.

Интересно обращение художника к жанру пейзажа. Зная его непростой путь в искусстве, понимаешь, что пейзаж в данной ситуации может рассматриваться как своеобразный театральный занавес, скрывающий декорации, и сценическое действие, непрерывающееся ни на минуту, но невидимое зрителю. На мой взгляд, эти пейзажи представляют собой разновидность известной системы двойного кодирования – перед нами отнюдь не реальный пейзаж, а метафора своего рода «внутреннего ландшафта» – эмоционального и духовного мира человека, приблизившегося к пятидесятилетнему возрасту. Покой и умиротворение, гармоничность мира в трактовке Б. Бапишева – это гармония мира перед бурей. Идиллия, как временное, сиюминутное состояние, будучи зафиксированная однажды, остается на холсте навсегда. Это, как кинокадр, как фотография – знак остановленного мгновения.

Пейзажи Бахыта только кажутся простым возвращением от декоративных композиций к природе. Это впечатление обманчиво. Художник с блеском подчеркивает свою верность однажды выбранному направлению, привлекая для этого широкий набор средств выразительности, заимствованных в арсенале модернизма. Даже некоторое сходство его новых работ, представленных на выставке, с пейзажами Альберта Марке не может ввести в заблуждение зрителя, умеющего считывать этот код. Он не просто воспроизводит романтические картины природы, а пользуется ее внешними чертами, стараясь довести их до крайности, до чистого знака своей эстетической позиции. Глядя на эти пейзажи, зритель может подумать, что перед ним достаточно добросовестное воспроизведение действительности. Но на деле очевидно, что Бахыт не натуралист в любом смысле этого слова и его как бы реалистическая живопись – это продолжение его формальных поисков, а не действительное изображение природы. Это результат размышлений, а не отнюдь погружение в стихию природы при всем условном сходстве с миром реальных вещей.

Сегодня художник на пороге зрелости. Эта выставка – своеобразный итог прожитой в искусстве отнюдь не короткой жизни. Прежние достижения сменяются новыми. Бахыт-художник меняется, меняется и Бахыт-человек – «не все мы умрем, но все изменимся…» Бахыт Бапишев изменился – он стал простым и по-настоящему искренним. Может быть, он стал самим собой.

Spy.kz

от 30.05.2008 

 

Показано 1 - 2 из 2